- Е -
Герои Великой отечественной войны
Егорова Валентина Петровна
Рядовой
Егорова Валентина Петровна (1922-2007) участвовала в боях в Великой Отечественной войне. Она служила в 368 отделении зенитного-артиллерийского дивизиона. Во время войны прошла курсы радиотелеграфисток сначала в Смоленске, а затем, когда его захватили фашисты, в Каунасе. В обязанности входило сообщать азбукой Морзе о целях, по которым зенитчики вели огонь. С продвижением на запад зенитные батареи охраняли мосты на Днепре, Висле, Одере. Победу встретила в Восточной Пруссии, недалеко от Кенигсберга.
У неё имеются награды: «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «Орден Отечественной войны» и много других медалей...

Егорова Валентина Петровна
Ермохина Маргарита Петровна
Труженик тыла
Ермохина Маргарита Петровна
В нашей семье понятием «война» мерялось время — до войны, после войны. Только после смерти бабушки, читая дневники, я узнала, что она тоже могла уйти на фронт. Стало страшно, когда представила, что жизнь всей нашей семьи сложилась бы совсем иначе, и меня могло не быть на свете...
22 июня 1941 года вместе со своими сокурсниками по библиотечному техникуму бабушка отмечала выпускной. Концерт, танцы, прогулки по ночному городу... Идиллию прервал голос Молотова из репродуктора: «Сегодня без объявления войны...»
Новоиспеченной библиотекарше пришлось получать путевку в жизнь в суровые военные годы. 18-летней девчонке выписали направление в село Малое Нагаткино, определили на квартиру. Бабушка рассказывала, что хлеб с первых дней войны стали выдавать по карточкам – 500 граммов на два дня, потом 400, а затем и вовсе отменили. Война проверяет людей не только на прочность, но и на человечность, вытаскивая из них многое, что не проснулось бы в мирное время. Мы не знаем, какой была бабушкина хозяйка до войны, но в 1941-м она воровала у своей квартирантки привезенную из дома картошку.
Крохотной зарплаты хватало на то, чтобы купить продуктов на рынке на несколько дней. До следующего жалованья – голод до обморока. Как-то в село прибыл инструктор из райкома партии и стал беседовать с работниками о том, как живется. Увидев библиотекаршу с ввалившимися щеками, поинтересовался: «Не голодаешь?» У бабушки выступили на глазах слезы. Партиец поговорил с директором клуба и «молодому специалисту» выписали немного муки. Ее хватило на два каравая хлеба – эти сухари бабушка «растягивала» целый месяц...
Когда вернулась в родное село Степановка, ее как комсомолку по распоряжению райкома призвали в морфлот. Бабушка прошла комиссию и оказалась годной к службе. Пришла к родителям с новостью и впервые увидела, как плачет отец. Собрали вещмешок с кружкой, ложкой и сменным бельем. Провожали всем селом. Одна из школьных подруг сказала: «Ты положила начало». У военкомата бабушку встретил военрук: «Рита, иди и спокойно работай. Оставлена до особого распоряжения». Позже он признался, что просто пожалел девчонку. Мать, моя прабабушка Пелагея, крестилась и плакала: «Какую ты радость нам сообщил, сынок!». Она не знала, что в это время война уже отобрала у нее сына – скорее всего, он погиб в первые дни, до сих пор числится пропавшим без вести.
Ермохин Михаил Иванович
Капитан гвардии
Ермохин Михаил Иванович
Дед, с которым я выросла. По утрам он укрывал мою кровать тюлевым пологом, чтоб ни одна муха не подлетела, и колдовал на кухне над завтраком. Рассказы о военном прошлом я вытаскивала из деда клещами. А прошел он три войны – финскую, Отечественную, японскую. Почти перед дедушкиной смертью мы сумели-таки немного разговорить его, втайне включив магнитофон. Эту пленку не можем послушать до сих пор, хотя с того дня, как деда не стало, прошло 16 лет. Слишком тяжело слышать родной голос. Кадровый военный, в 1939–40 годы он брал линию Маннергейма, обеспечивая безопасность Ленинграда от белофиннов. Войну с фашистской Германией помнил с первой секунды – в июне сорок первого служил командиром роты артиллерийского взвода в Западной Белоруссии. Позже командовал батареей на 4-м Украинском фронте, затем на 3-м Белорусском. Перенес три тяжелых ранения, которые давали о себе знать всю жизнь. После боев в Восточной Пруссии, взятия Кёнигсберга и Фишхаузена дед и его боевые товарищи первыми вышли к Балтийскому морю – в доказательство набрали бутылку воды и отправили командующему фронтом.
Во время войны родные получили письмо от дедова фронтового друга, что его товарищ погиб. Говорят, те, кого оплакивают ошибочно, живут долго. Дедушка Миша прожил 87 лет.
Кавалер трех орденов, он дошел до Берлина, а после победы был направлен на восток для разгрома многомиллионной Квантунской Армии. Вспоминал, что японцы были настоящими камикадзе – не чувствовали боли, не боялись смерти и лезли отовсюду, как тараканы. Но и русские, говаривал дед, не лыком шиты.
Что же за «прошивка» такая была у этих людей? Нам, кого повергает в стресс любая бытовая мелочь, разгадать сложно и остается лишь гордиться званием их потомков. И никогда не успокаиваться сердцем, если речь идет о войне.
Ермохин Василий Иванович
Рядовой
Ермохин Василий Иванович
Приговор «пропал без вести» значится в Книге памяти Ульяновской области и рядом с именем Василия Ермохина – брата моего деда по материнской линии. Увы, сведения о его военной биографии не сохранились. Но с судьбой дяди Васи связана одна из легенд нашей семьи, история практически мистическая. После войны его жена тетя Маня осталась одна с маленьким сыном. Оплакивая любимого, замуж так и не вышла, в глубине души ожидая чуда: формулировка «пропал без вести» всегда оставляет надежду. Прошло более десяти лет со дня Победы, и у калитки появился мужчина в потрепанной военной одежде. Тетя Маня посмотрела на него и обмерла: Василий. Приглядевшись, засомневалась – все-таки прошли годы, да и гость вел себя так, будто они незнакомы. Поинтересовался, не нужно ли вырыть колодец – тогда по деревням мастера такого толка ходили сплошь и рядом, рытье колодцев было надежным заработком. Женщина отказалась. А закрыв дверь, опомнилась – почему не окликнула, ведь это он, ее муж. Выбежала на улицу почти сразу же, но мужчины и след простыл. Кинулась по соседям, спрашивала, не приходил ли кто, не искал ли работы. Но незнакомца никто не видел...
-Любовь Калмыкова -
Ефремов Василий
Ефремов Василий
Мой герой-это мой прадедушка,Ефремов Василий.Это портрет,нарисованный неизвестным художником за несколько дней до войны.Это единственное,что у меня и моей семьи осталось в память о нем.У него нет орденов,у него нет медалей,возможно они и были,но никто об этом не знает.Будучи совсем молодым,он был призван в армию,а спустя год наступила война.Война,забравшая миллионы жизней,оставившая след в каждой семье.Он не участвовал в Курской битве,не помогал в освобождении оккупированных городов,но для меня он-герой.Он ушёл на войну с мыслью о том,что оставляет свою семью,но лишь для того,чтобы она и множество других имели право на счастливую жизнь. Ефремова Василия и его товарищей перебросили практически через всю Россию в г.Перемышль,который был стёрт той ужасной войной. Его дочь,моя бабушка,фотография которой в углу,прожила долгую и счастливую жизнь,воспитала 7 детей и 11 внуков.Так,как хотел прадедушка.И если бы не он,если бы не все те,кто пал в те годы-этого бы не случилось возможно.Я благодарна ему за то,что сейчас живу свободно,с чистым небом над головой и могу наслаждаться жизнью.Спасибо тебе, мой Герой Отечества!
-Кристина Злоцкая -
Егоров Пётр Захарович
Егоров Пётр Захарович
  • Родился 4 октября 1914 года в селе Русское Дуваново Дрожжановского района Татарской АССР. Скончался в результате ДТП 15 января 1987 года. Человек был неунывающий, крепкий. До последних его дней особенная "качающаяся" походка выдавала в нём моряка. Даже в сильный гололёд, когда молодёжь не могла устоять на ногах, дед проёдёт как по твёрдому асфальту. О своей службе рассказывал неохотно, больше какие-нибудь весёлые истории из быта флотской службы, да про своих друзей и командиров, среди которых мне, тогда ещё 9-летнему мальчишке, запомнился контр-адмирал Проценко.
    Был дед Пётр призван в ноябре 1936 года, службу проходил на Тихоокеанском флоте, во Владивостокском флотском экипаже, в бригаде торпедных катеров, базировавшихся в порту Находка. Когда начались бои с японцами у озера Хасан в 1938 году, Владивостокский флотский экипаж был в резерве, обеспечивая оборону тихоокеанских баз с суши.В этих боях дед не участвовал, но пару раз рассказывал о напряжении, с которым сводные команды моряков готовились к встрече с врагом. Дед был крепким и очень сильным, потому сразу же был включен в состав одной из команд, прообраз грозной морской пехоты.
    Великую отечественную войну встретил там же, на Тихом океане, в звании главного корабельного старшины, в должности боцмана. В 1941 году он должен был демобилизоваться после пяти лет службы, но война распорядилась иначе. Все ожидали нападения Японии, поэтому большая роль отводилась разведывательным действиям москитного флота, к каковым относятся торпедные катера.
    В мае 1943 года дед был зачислен в специальную команду № 20 Тихоокеанского флота в должности боцмана. Команду вскоре тайно перебросили на транспортах к берегам США, в Сан-Франциско, а затем эшелоном - в Сан-Питсбург. Там стали формироваться команды для сопровождения больших окотников за подводными лодками, которые поставлялись Америкой в СССР по лендлизу, через всю Атлантику в Мурманск. По словам деда, переход был очень трудным и сложным. Ведь торпедные катера не являются океанскими кораблями. Катера тянули на тросах, к которым были принайтованы топливные шланги. Был отдан приказ, согласно которому, в случае атаки гитлеровской авиации, тросы должны были быть обрублены, давая простор для манёвра, после чего команды вступали бы в бой. В открытом море это была верна гибель. У больших охотников не было достаточного противовоздушного вооружения. Кроме того, запас хода торпедных катеров того времени ограничивался четырьмя часами. При атаке вражеской авиации у берегов Норвегии, где базировалась основная часть "охотников за конвоями", у катера не было бы никаких шансов добраться до Мурманска.
  • До Исландии конвой сопровождали корабли ВМС США, но потом конвой добирался до Мурманска самостоятельно.
    Прибыв в Мурманск, Пётр Захарович был зачислен боцманом в команду большого охотника № 209, в составе которой участвовал во многих боевых операциях Северного флота. В перерывах между боями вёл боевое патрулирование на случай прорыва кораблей противника к Северному морскому пути. На своем небольшом корабле дошёл даже до порта Дудинка, где река Енисей впадает в Северный ледовитый океан.
    В 1944 году большой охотник № 209 в составе ещё нескольких кораблей флота совершил поход вдоль скалистых берегов Норвегии, в скалистых фьёрдах которой базировались немецкие подводные лодки - его главные цели. После этого похода деда наградили орденом "Отечественной войны II степени", медалью "За боевые заслуги, - за участие в потоплении подводной лодки противника, медалью "За оборону советского заполярья", - за переход из США в СССР.
    Дед не мог без слёз вспоминать о высадке советского десанта на полуостров Рыбачий. Ему до конца своей жизни было жаль молодых ребят, шедших в атаку. Корабли не могли подойти близко к берегу, и молодым солдатам сначала приходилось прыгать в холодную воду а затем бежать по каменистому пляжу под плотным огнём пулемётов. Чтобы облегчить пехотинцам бой, экипаж корабля сделал для бойцов живой трап из своих спин. Так пехота по спинам моряков сходила на берег сухой. Считаю, что это подвиг не меньший, чем идти в атаку. Ведь умирали под пулями и те, и другие.
    Затем Пётр Захарович участвовал в походах по пленению подводных лодок противника, сопровождению малых конвоев по Северному морскому пути. В ходе зачистки одной из немецких морских баз был ранен.
    День победы дедушка встретил в Мурманске, но ещё год после этого, до весны 1946 года, он принимал участие в подъёме затонувших кораблей. И там тоже повидал всякое: подрывы неразорвавшихся боеприпасов, гибель водолазов из-за повреждений об острые края обшивки шлангов воздуховодов. Особенно страшным был подъём барж с военнопленными, затопленных нацистами после строительства укреплений Атлантического вала. Тогда едва не погиб от страха опытный водолаз.
    Мой дед отдал флоту девять лет!
    Прочитав повесть В.Пикуля "Реквием каравану PQ 17", он сказал, что всё написанное там - правда.
Старший лейтенант
Ерхов Михаил Григорьевич
Ерхов Михаил Григорьевич, 26.10.1918г.р., родился в с.Теньковка Карсунского района Ульяновской области.
Призван в СА Заволжским РВК г.Ульяновска.
Старший лейтенант, командир стрелковой роты 240 Гвардейского стрелкового полка 74 Гвардейской стрелковой дивизии.
Награжден Орденом «Отечественной войны II степени» в 1943г., Орденом «Красная Звезда» в 1944г., Орденом «Отечественной войны степени I степени» в 1945г.
Погиб в бою 13 февраля 1945 г. Похоронен в г. Познань, Польша.
-Татьяна Фролова-
Made on
Tilda